June 20th, 2012

promo lara_zaboeva april 10, 2014 07:53 17
Buy for 10 tokens
Чтобы в доме было по-настоящему уютно, комнатные цветы просто необходимы. Они скрашивают одиночество, радуют глаз, оживляют интерьер. К сожалению, не всегда у нас есть время заботиться о своих зеленых питомцах. Мы заняты работой, собой, детьми, собакой, ремонтом — чем угодно, но только не…
кошкарыжая

Чудесное...

Оригинал взят у n_wiljam в Чудесное...
Оригинал взят у fintraining в Чудесное...
Оригинал взят у mata_hari в пусть будет)))вдруг перепадет чего...

* * *

Совершенно неожиданно получил оттуда, отсюда деньги!!!! разрулил все свои вопросы , которые еще вчера может кахались неразрешимы!!!!

я никогда не верил во все это!! а тут думаю дай попробую))

а потом у друзей в ленте читаю типа у многих эта лабуда сработала. 
Тут же вспоминаю что и у меня неожиданно деньги появились :)

открываю свою запись старую и смотрю опана) реально практически 8 дней назад ( не считая выходных) разместил)))

Это - автор "Капитала" Карл Маркс.
Скопируйте в дневник
и через 7-8 дней
Вы получите неожиданные деньги


* * *

С.С.:
А ваша четырехрукая индийская богиня ни хрена не работает.



ЖЖ-сообщество Личные финансы
TOP-100 блогов финансовой тематики

кошкарыжая

Ещё раз про любовь

Прям навеяло опять. По следам, так сказать, прочитанного...

Вот вспоминаю Маринкину мать и понимаю, что ей памятник надо поставить. Хотя, вроде, за любовь к мужу памятники не ставят. Это как-то само собой разумеющееся. Ну, мне так кажется ( без наложения креста на себя). 

Познакомились Маринкины родители в Питере. Она уже была молодым специалистом в довольно престижном проектном бюро. Он же пока ещё студент последних курсов. Жили и он и она в одном общежитии, так как она закончила тот же ВУЗ и после распределения бюро предоставило ей жильё пока ещё такое. Правда, она была коренная петербурженка, вывезенная в блокаду обозом аж в Свердловскую область. Там её удочерила и воспитала простая женщина. А она выросла и вернулась в Питер. И она, соответственно, предпринимала попытки получить жильё нормальное. Как бывшая блокадница. Но встретился Николай. Синеглазый, с чёрными вьющимися волосами, молдаванин. Красавец. Она же была на его фоне слишком проста и незаметна. Тем не менее выбрал он её. Поженились и после его распределения, бросив все свои льготы и возможности, она, как декабристка, последовала за ним на Урал. Быстро получили благоустроенную двухкомнатную квартиру. Выписали из Молдавии его отца к себе. Родили дочь. Затем сына. Время шло брежневское. Работали, отдыхали, садили огород, копили на машину. Николай был охотником. Были " нужные" друзья. В общем и целом жизнь почти удалась.

Через несколько лет такой, казалось безупречной, счастливой жизни этажом выше поселились новые соседи. Врачи-рентгенологи. С мааленькой дочкой... Женщины сразу задружились. Мужчины тоже. У одних кухня и дети. У других шахматы и спорт. И вот в один прекрасный момент Маринка сказала, что её папа, наверно, женится на Идиной маме. Как это? А куда Идин папа денется? Она пожала плечами и ответила: " Уедет, наверно". Потом она пригласила нас завтра сбегать посмотреть на Идину маму. Так сказала ей её мама. На следующее утро мы всем скопом потащились в поликлинику, глазеть на Идину маму. Она должна была поговорить со своим мужем. Тема такая была, что она ошиблась, изменив ему, и чтоб он простил. Хотя бы, ради дочери. Маринка всё это знала и с важным взрослым видом поведала нам. Для особ женского полу пяти-трёх летнего возраста это было более чем важно. Женщины ведь всегда женщины. Хоть в каком возрасте.
-- Ах, какая она красивая, - закатывая свои прекрасные, синие как у отца, глаза говорила Маринка. - Конечно, папа не мог в неё не влюбиться... 
А мы, раскрыв рты, внимали сим откровениям. 
Потом Идины мама и папа разговаривали в общем коридоре на повышенных тонах. Он дал ей пощёчину. Она плакала. Потом в коридор вышла старая врачиха и попросила разбираться не на глазах пациентов. И все разошлись. Они в свой рентген, а мы во двор. Дома, естественно, каждая поделилась переживаниями со своей мамой.

Не так-то и проста оказалась Маринкина мама. Конечно, она была старше мужа. Некрасивая. Но. У неё было достоинство. И она не стала устраивать мужу скандала, когда застала его в объятиях соседки и подруги. И та не очень-то смущалась. Но, не наглела. Вела себя тоже с достоинством. Между собой женщины не поссорились. И разговаривали как обычно. Идин папа рассчитывался с работы и собирался уезжать. Только ему поставили условие отработать два месяца. А там приедут новые специалисты. Маринкин же папа сбежал на скважину на неопределённое время. Лето только начиналось. 

Где-то в августе к Иде приехала бабушка, папина мама. Папа к тому времени уже уехал. Она уговаривала Идину маму простить пощёчину и согласиться уехать отсюда, чтоб не возникло рецидива старого. Вот же какими бывают свекрови. Невестка изменила, получила по заслугам, и ещё её же приехать уговаривать простить... Чем там разговор кончился неизвестно, но вскорости приехал Идин папа и забрал маму. Так кончилась первая озвученная измена Николая. Озвученная мудрой его женой. Всё ж тогда на глазах будет происходить. Может и не выйдет тогда у них больше ничего. И не вышло же... 

Следующий, не менее громкий, скандал приключился спустя лет пять. Приехали очередные молодые специалисты. Три девочки-припевочки. И послали их в бригаду к Маринкиному папе. А молодые ж. Красавицы, комсомолки. И спортсменки. Одна была не очень красавица. Но комсомолка и спортсменка. БольшЕ всего спортсменка. Она была худа, угловата, странновата. Две других благополучно нашли хороших мужей, а она всё приходила к Маринке в гости. Дружить. Не к Маринке приходила, а к ним вообще. Ко всем. Она разглядывала развешенные по стенам полотна с коллекцией значков, вертела в руках многочисленные камни, разложенные на специальных полках. Нюхала не пахнущие и пахнущие кактусы,  которых тоже была коллекция. Перебирала-читала книги. Пока Николая Ивановича не было дома. Бывало его совсем не бывало дома. На скважине он был. В заезде. Пересмотрев-переворошив-перенюхав-перелистав, что делалось уже сотни раз, она уходила, попив чай. Или, если даже чая не было и угостить её было нечем, уходила просто так. Её не смущало, что она зачастую, приходя в гости, оказывалась в комнате одна. У всех были свои дела и заниматься с ней, приходящей регулярно, было некому. А может и надоела уже. Она, всё таки, не такая " нужная" была...

Не такая " нужная", но, всё таки, для чего-то и нужная. Особенно первое время. Маринкиному папе. Для разнообразия. А потом он удивился и оценил её верность и привязанность к нему. Она так и не выходила замуж. Продолжала с ними дружить. Особенно с папой. Они играли в шахматы. Смотрели вместе футбол-хоккей-лыжи. Спорили о значках и кактусах. Пока...

Ну, естественно, он не собирался на ней жениться. У него жена. Кстати, он никогда не отзывался о ней неуважительно. У них, с женой, двое прекрасных, здоровых детей. У него хорошая работа. Они копят на машину. ДА, НЕ ЖЕНИТСЯ ОН НА НЕЙ!!!

Но ничего. Тогда она приходила к Маринкиной маме. Хотела найти поддержку у неё. Вот ведь какая. Она что ли думала, что Маринкина мама погонит своего мужа от своих собственных и его детей жениться на ней? Это где это видано, что так бывает? Тем более она была некрасивой. Не то, что Идина мама пять лет назад. И то он сбежал от ситуации. Хотя ситуация была самая что ни на есть прекрасная и безобидная. Почти. Не было нежеланной беременности и Идина мама была красива. А тут что?

Вера, а разлучницу звали Верой, родила больного ребёнка. К матери она не поехала, решила добивать Николая Ивановича здесь. Вроде как совратил, должен нести ответственность. И маялась-надеялась много лет. Пока он не уехал. В другую республику. Жена и дети остались здесь. Жене сказал, что как только устроится, выпишет их к себе. 

В таком подвешенном состоянии Маринкина семья находилась ещё несколько лет. Он писал изредка письма. Подолгу не вспоминал. Приезжал в гости. Но ничего не говорил про их переезд к нему. Мать сказала Маринке, что у папы, наверно, там новая семья. И опять несколько лет ожидания неизвестно чего. Денег он совсем не присылал. Она и не просила. Одна тянула двоих. Регулярно ходили в лес. Почти каждый день. А лес рядом  был, всего-то поле перейти. А в лесу грибы-ягоды, смола. Чёрное озеро и за лесом Кама. 

А после восьмого Маринка должны были уезжать на постоянно к отцу. И ни слова плохого в адрес мужа мать её никогда не сказала. Пусть и переживала какие-то эмоции, но никогда перед детьми не показывала. И Маринка с Гришкой никогда не сомневались, есть ли у них в семье папа.