June 19th, 2012

кошкарыжая

Литературный конкурс "СКАЗКИ НАРОДОВ МИРА"

Оригинал взят у elenaprime в Литературный конкурс "СКАЗКИ НАРОДОВ МИРА"
Оригинал взят у elenaprime в Литературный конкурс "СКАЗКИ НАРОДОВ МИРА"
Дорогие и многоуважаемые сказочники, спешим вам сообщить, что наступило время конкурса СКАЗКИ НАРОДОВ МИРА.

Полезная статья на тему сказок поможет вам определиться с жанром.
Ох уж эти сказочки! Ох уж эти сказочники!



Никаких правил и никаких ограничений? Да!!!


Collapse )

кошкарыжая

НА ХУТОРЕ



Жила-была простая коза. Проще некуда. Никак не сказать, что в некотором царстве, некотором государстве. В сарае жила. Зато сарай - мечта любой мало-мальской скотинки дворовой. Там всегда пахло летом. На повитях сушилось духмяное сено и веники. Берёзовые, дубовые, осиновые, крапивные. На чистом сухом полу лежал мягкий слой душистой соломы. По углам пучки полыни и пижмы. Как говорила хозяйка - скотячий рай.

Работала коза - козой. Пасущейся и дойной. Давала она полумаксимум. Полтора литра. С домашними была ласкова и заботлива. Но на просторах лугов вредной и упрямой. Пастух звал её Барановной. Ласково так. Уважительно. А как иначе-то? Она ж у Метловны козой работала. А там непростые все. Ну, да ладно. Потом об этом.

Были у козы свои любимицы. Кошки Фундя и Пиля. Внучка Метловны - Ася. Собачка Ая. И сама хозяйка, Метловна. Уж она их любилааа... С лугов домой вприпрыжку неслась. Чтоб молочком парным побаловать. А кошки ждали-встречали. Тёрлись о бока, подпрыгивая. Ая вылизывала глаза и уши. Хозяйка встречала с тёплой водицей, чтоб обмыть вымя. И бережно доила. А Барановна от души всё молоко, до капельки, отдавала. 

В середине лета нагрянула к Метловне внучка, Ася. И начались для Метловны непростые дни. Непростые, в смысле насыщенные и яркие, присесть было некогда.

Как прилежная ученица, Ася все свои навыки-умения доводила до совершенства. Вот и полёты, не так просто ей дающиеся, она хотела сделать делом привычным. А привычные дела как делаются? Правильно. Легко и просто. Но для наработки опыта нужен был приличный полигон. И он был. Это хутор бабули, окружённый со всех сторон непроходимой тайгой, где душа человеческая бывала лишь по причине заплутавшего одичавшего одинокого охотника, отбившегося от стада. В общем, летай - не хочу.

И после недельного отсыпа и ничегонеделания она приступила. Но до этого детально обсудила с бабулей возможные маршруты. Поскольку ничего особенно опасного бабулей отмечено не было, Ася решила, что остаток лета пройдёт плодотворно. 

Первый взлёт она совершила прямо с крыльца. Её верная спутница и подруга, метла, тоже кайфовала от смены обстановки. И, вообще, ей очень нравилась деревенская жизнь. Чистый воздух, немыслимые просторы вокруг и неспешное течение времени. Она душой и телом отдыхала от городских будней. А будни у служивой метлы довольно не простые. Чего стоят только пролёты через загазованные облака и оглушающие, сбивающие с курса гудки тысяч машин...

Так вот, взлетев прямо с крыльца, Ася облетела бабулин огород. Ах, какие запахи шли от земли. И морковь, и укроп, и лучок кружили голову ароматом. С метлой тоже от этих запахов стало неладно. Вернулись на крыльцо. Бабуля, смеясь, посоветовала слетать на речку. 
-- Там водой и свежестью пахнет, - сказала она, - голову кружить не будет и полетаешь, развеешься.
Так они и сделали, полетели на речку. А там носились, играя, над водой стрекозы. Там цвели кувшинки. Они даже зависли, засмотревшись. Налюбовавшись, метла опомнилась и понеслась над рекой. Солнечные блики не слепили её и она плавно и ровно совершала манёвры. Налетавшись, надышавшись свежестью, вернулись. С непривычки даже устали, они и не заметили, как долго летали. 

Дома ждал ранний ужин, а бабуля свято блюла фигуру и после шести в рот ничего не брала, и парное молоко от Барановны. Метла напросилась на время проживания в деревне на сарайную жизнь. Там она общалась с  Барановной, ласкобайными кошками и дышала, насыщаясь сладким духом от сена. Она делилась восторгом от их первого полёта и слушатели радовались, что им повезло жить в таком замечательном месте. 

На утро Метловна собралась в сельсовет, который располагался за тридевять земель. Окружавшие хутор леса фактически принадлежали ей, но приезжие баре из города хозяйничали в них, как у себя дома. Полетела жаловаться и искать защиты. Ася пожелала ей счастливого пути и стоя на крыльце, размышляла куда же ей направиться сегодня. 

Взлетев и сделав круг над хутором, полетели по вчерашнему маршруту. Полетали-полюбовались просыпающейся рекой, спустились и Ася окунулась в парное молоко воды. Села обсохнуть. Пока обсыхала, услышала отдалённый неясный шум. " Что бы это могло быть?" - подумала она, - ведь здесь, в принципе, никого быть не должно. Обсохнув под нежными лучиками утреннего солнца, решили с метлой посмотреть, что за шум такой и от чего он идёт. Взлетели. Как всегда, на бреющем, полетели над водой. Шум усиливался. И тут, чуть было не обнаружили себя. На пригорке, на одном из берегов, стояла палатка. Рядом пыхтел внедорожник. Пришлось подняться на внушительную высоту, чтоб не заметили. Три мужика копошились между палаткой и машиной. Разворачивали сеть.
-- Ах, вы, ироды, такие, - сказала Ася, - вам нельзя здесь находиться. Вот ничего святого у людей нет. Понятно теперь насколько серьёзны причины полёта бабули в сельсовет.
А они и не слышали. Во-первых, Ася была высоко над ними. Во-вторых, были очень сосредоточены на своём занятии. Пришлось улететь ничего не предприняв. Ася впервые сталкивалась с таким безобразием и не знала, что ей делать. 
Дома стояла тишина. Бабуля ещё не вернулась, коза паслась, кошки спали-нежились на солнышке. От нечего делать Ася решила занять себя работой на волшебных грядках. Взятый в руки полольник удивился, но ничего не сказал. Она  принялась вручную полоть картошку. Вручную, в смысле не руками, а руками с полольником. Так-то, бабуля рук не прикладывала, он сам всё делал. Но под её чутким руководством. И, вообще, все инструменты и предметы в доме перемещались-работали сами. Стоило только захотеть.

А в это время в сельсовете давний бабулин воздыхатель Верандыч, по совместительству председатель сельсовета, обхаживал свою пассию. Он сам заварил чайку, сгонял секретаршу в сельпо за баранками-пряниками и только тогда позволил себе спросить: " а какова же цель столь неожиданного, но столь долгожданного визита? Ужель решилась Метловна закончить с одинокой жизнью?"
-- Беда у меня, Веня, - с горечью произнесла Метловна, - такая беда, что сама никак справиться не могу. Подмог бы, а?
И поведала о, виданное ли дело, нашествии в непроходимые леса городских злодеев. 
-- И как они только смогли путь найти? - горестно качала головой она...
-- Ну, как-как, - ответствовал Верандыч, - по воздуху. Вот как.
-- Они, что же, из наших, что ль, будут?
-- Да нет. Машины летательные у них. Вертоплёты называются. На стрекозу похожие. Летают высоко, видят далеко.
-- И что ж делать мне теперь? Как жить-то?
-- Не боись, милая, прорвёмся. Подмогу тебе. Есть у меня для тебя подарочек. Дай налюбуюсь тобой, краса моя. А ты чаю попей, отдохни, скинь печаль свою с плеч. Улажу всё.
Бабуля вернулась только перед ужином. Подоив Барановну, выслушав рассказ Аси о прожитом дне, она устало сказала, что помощь ей обещали.
Пропереживав полночи от увиденного днём, Ася твёрдо решила научиться летать так, чтоб быть уверенной в себе ведьмой и не скрываться ни от кого. С крыльца был взят курс на лес.

Решимости у Аси было хоть отбавляй. Смело поднявшись над тайгой, они полетели куда глаза глядят, не думая о том, как будут возвращаться. От высоты у Аси захватывало дух, но страх высоты пересиливало желание стать настоящей, бесстрашной ведьмой.
Глаза, конечно же, глядели. Да не видели. Не отследили девочки путь свой. И залетели невесть куда. Высота ёлок и сосен вдруг стала ниже, густота тайги реже. Перед ними открылась большая поляна. А на ней россыпи ягод. Только цвет у травы, растущей на поляне, был блёклый какой-то. Почти жёлтый. 
Метла устала. Асины ноги тоже затекли. Так хотелось спуститься вниз, но интуиция подсказывала об опасности.
Пересилив усталость, долетели до хорошего леса. Там расположились в теньке и прикорнули. Сквозь сон Асе примерещилось, что склонился кто-то над ней, да усталость не позволила глаза разлепить.
Проснулись как-будто в сказке. Солнце шло на закат, разливая вокруг нежно розовый свет. Рядом стояли корзина с черникой и глиняный кувшин молока. 
-- Ну и как мы это возьмём? - удивилась Ася, и ещё больше удивилась, что даже не возник вопрос:  откуда это?
-- Да и не надо далеко нести, - ответила метла, - вон дымок вьётся, знать там хозяин угощения живёт.

На пригорке стояла ладная избушка с резными наличниками. Рядом топилась банька. Не опасаясь, как-будто сто раз здесь уже бывала, Ася перешагнула порог. Из-за печи выглянул молодой мужичок, приветливо улыбнулся:
-- Хорошо ли спалось? Заждался, думал уж идти будить.
Ася поставила корзину с ягодами на лавку, кувшин с молоком на стол.
--- Знаю, знаю как зовут, - поспешил продолжить разговор мужичок, - меня Верандыч к вам на подмогу послал. Давай, шагай в баньку, а после поужинаем. О бабуле не беспокойся, она знает где ты.
-- А где я? - поинтересовалась Ася.
-- Да у меня, - весело подмигнул мужичок. - Меня Лешей зовут. А проще - леший.
-- Ура, ура! - пропела метла, - я знала, чуяла, сказка эта не спроста. - И заулыбалась, заметив как леший на хозяйку влюблённые взгляды бросает. - Пошли скорей в баньку, уж очень хочу черенок попарить и прутья помыть щёлоком. 

По утренней зорьке Ася вернулась на хутор. Метла даже не задумывалась куда летит. Провидение само ведёт. Леший Лёша подался на речку гонять городских хулиганов. После обещал наведаться в гости.
Метловна со сранья копошилась над грядками - командовала полольником. Коза ушла пастись. Кошки только что поели утреннюю кашу и умывались на завалинке.
Не долго думая, Ася отправилась прямиком на кухню, готовить угощение для лешего. Сварганив окрошку, заварив морс, принялась колдовать над пирогами. Бабуля дивилась и радовалась  такой внучкиной проворности. 
-- Знать, запал в душу-то мужичок, - улыбаясь, думала про себя Метловна.
                                                    
                                                        ***   ***   ***   ***   ***
Провожая в начале осени Асю обратно, на учёбу, один из провожатых точно не хотел её никуда отпускать. Он держал её за руки и смотрел, смотрел в глаза. Метла тяжело вздыхала, уже скучая по прошедшему лету. Одна Метловна чётко знала, что девочке нужно это образование. Она особенная и она заменит её. Когда-нибудь заменит.
-- Да отпусти ты её уже, - сказала она лешему, - пора. Встретитесь ещё. Не раз.
-- Да я и не расстаюсь, - заворожённо глядя в Асины глаза, ответил леший, - я всегда рядом буду. Только вспомни обо мне и я отзовусь.